История усадьбы

Данный исторический очерк написан историком искусств, членом правления ОИРУ, Борисом Бочарниковым и основан на его многолетних научных исследованиях Усадьбы Быково. Очерк отражает точку зрения автора.


Cело Быково достоверно упоминается впервые в 1614 году[1], а храм в нём в 1619-м[2]. Согласно последним исследованиям, датировка первого упоминания Быкова весной 1339 г. по духовной грамоте князя Дмитрия Донского считается недостоверной[3].

Сложение самой усадьбы в селе Быково приходится на петровское время. В 1704-м году уже стоял новопостроенный первый каменный храм. В том же году дворцовое село жалуется Петром I воеводе Иллариону Гавриловичу Воронцову, при котором сооружается первая усадьба. Она запечатлена уже в межевом первом плане 1763 (или 1767) года. По нашему мнению, он запечатлел структуру села и усадьбы начала XVIII столетия. С того времени неизменен только участок храма, расположенный на своём месте. Дорога через село проходила не так, как сейчас, обходя храм по восточной границе его территории, а по южной стороне - по оси от моста через нынешнюю реку Быковка, мимо домов № 9 и №15, числящихся по Санаторной улице. Ось главного дома, фланкированного двумя флигелями, была ориентирована на северо-восток, составляя с храмом единый ансамбль. Соответственно, к югу-западу от церковного участка и располагалась старая воронцовская усадьба.

6224d95ed8f66.jpeg


До нас не дошло каких-либо изображений усадьбы этого времени, но определённо ясно, что они были выдержаны в стилистике барокко. Косвенно об этом свидетельствует и едва намеченный, к югу от дома, небольшой регулярный парк с тремя чётко выраженными лучами в его планировке. Его нижняя граница проходит непосредственно вблизи береговой линии т.н. «круглого» пруда существующего усадебного парка.

620b529c9b41e.jpeg

Посмертный портрет М.М. Измайлова с надгробия из Малого собора Донского монастыря. Ныне экспонируется в Михайловской церкви Донского монастыря


Следующий этап в истории усадьбы приходится на её владение камергером Михаилом Измайловым. В его владение она перешла по воле Петра III в 1762 году. На тот период усадьба не находилась во владении Воронцовых более 30-ти лет. Самому Измайлову также впоследствии принадлежала ещё одна усадьба – Бороздино в Тульской губернии[4].

Начало владения М.М. Измайловым селом Быково сочетается с его последующим переводом на службу в Москву в образованную Экспедицию Кремлёвского строения, которую он в 1768 году возглавил. В связи с этим назначением, М.М. Измайлов в 1767 году продаёт А.А. Нарышкину свою усадьбу на Петергофской дороге, вошедшую в состав знаменитой «Красной мызы»[5]. Практически одновременно с М.М. Измайловым в Москву из Санкт-Петербурга, по поручению графа А.Г. Орлова, 31 марта 1767 года переезжает архитектор В.И. Баженов[6], назначенный главным архитектором экспедиции, под руководством которого разрабатывается проект нового Кремлёвского дворца. Эти обстоятельства дают нам полное право считать В.И. Баженова наиболее вероятным автором усадьбы в Быкове.

620b52b0279db.jpeg

В.И. Баженов из портрета в окружении семьи. Собрание ГНИМА им. А.В. Щусева


Начало работ в Кремле совпадают с датированным 1767-м годом новым межевым планом усадьбы, дошедшим в «копии» 1843 г в РГАДА. По нему определённо ясно, что сложение её дворцово-паркового ансамбля пришлось именно на вторую половину 1760-х. В свете данного источника распространённое предположение о более позднем периоде создания усадебного комплекса в 1780-е гг. не выдерживает критики.

В отличие от первоначального месторасположения главного дома, новый центр усадьбы был смещён к западной половине вновь создаваемого парка – к границе с дворцовой деревней Верея. Для постановки на новом месте дворца, вероятно, послужила естественная возвышенность и наименьшая, соответственно, сырость участка. Главный дом был поставлен посреди организованной обширной овальной площади. Его фасады были ориентированы ровно по сторонам света, а его основной объём, вместе с восточным и западным флигелем, были вознесены на платформу, подобно замку. Главная ось дома - север-юг - была ориентирована на Михайлову слободу, вид на которую открывался из его окон с южной стороны.

О внутреннем убранстве дворца нам малоизвестно. Определённо, что его убранство изменялось, сохраняя классицистическое решение. Согласно письму от 1 сентября 1797 г. архитектора И.В. Еготова[7], который мог также быть автором некоторых её строений, нам известно об участии в оформлении главного дома художника Джермано (Ермолая Петровича) Скотти (1771-1819)[8]. К сожалению, росписей его работы в Быкове не сохранилось.

В процессе своего создания не только дворец, но и обширный парк изменялся и эволюционировал. Но ясно, несмотря на регулярный характер основных осей, он отвечает принципу постепенно раскрывающихся ансамблей в сочетании условной непосредственностью, характерного для пейзажного стиля. Таким образом, усадебный парк в Быкове стал одним из первых примеров пейзажных парков в русской архитектуре.

Большую роль в облике парка занимали пруды и водные сооружения. На месте треугольного пруда первоначально был устроен каскад-лабиринт с павильонами. Он был объединён каналом со рвом, подводящим к павильону Эрмитаж, вероятно, построенному в 1775 году.

620b531213bb3.jpg

Эрмитаж в Быкове. ОП изд. А. А. Горожанкина / фототипия ШН и Ко, 1900-е гг.


Ниже располагался, ныне сохранившийся, круглый пруд с островами, от которого расходились каналы, решённые наподобие естественных рукавов «реки». Наиболее длинный из них выполнял род своеобразного «рва», доходившего до подошвы дворцового холма. Ниже, вдоль всей границы усадьбы, парк с его водным каскадом-прудом омывает русло речки Быковка – старицы Пехорки, и поныне входящей в её водный бассейн[9]. Во времена М.М. Измайлова, Воронцовых-Дашковых и Ильиных она именовалась «Баклановым озером». Предположение о её рукотворном происхождении вместе с дворцовым холмом, изложенные Щукиной в своей диссертации 1952 года[10], являются свидетельством сложившегося легендарно интерпретируемого представления о масштабных земляных работ, которые были связаны с реконструкцией всей территории.

Существенное изменение в планировку усадьбы, уже после создания дворца и парка, было, по-видимому, осуществлено к 1775 году в связи с созданием парадной подъездной аллеи, обращённой к Москве. Причиной её создания могло служить обстоятельство готовящегося приезда императрицы Екатерины II после торжеств в честь Кючук-Кайнарджийского мира. Вероятно, именно тогда по проекту архитектора В.И. Баженова в начале аллеи, на въезде, были осуществлены готические пропилеи, увенчанные каменными коронами, разобранные впоследствии при Ильиных.

Из построек времени М.М. Измайлова, помимо дворца, несмотря на все изменения, до настоящего времени сохранился кухонный флигель со старым ледником работы неизвестного архитектора круга М.Ф. Казакова (ныне столовый корпус), ротонда на острове круглого пруда, симметричные павильоны ансамбля больших оранжерей и здание великолепной церкви, построенной в 1782-1788-х гг. при участии М.Ф. Казакова и А.Н. Бакарева.

620b53275505d.jpg

Фото: Сергей Гвоздев


После смерти М.М. Измайлова усадьба перешла по его завещанию его родной племяннице – Ирине Воронцовой, чей сын, Иван Илларионович, осуществил следующую перестройку усадьбы.

Промежуток между смертью М.М. Измайлова в 1800 году и следующим этапом в развитии усадьбы остаётся малоизученным и требующим уточнений в рамках специального исследования. Однако, нам хорошо известно, что в октябре 1812 года здесь были французы из частей армии Мюрата. По свидетельству очевидца этих событий крестьянина Чурилкина: «в двенадцатом году французы простояли в Быкове шесть недель; начальник их жил в барском доме; село поразорили; крестьяне в это время прятались в лесах»[11]. С того времени более 20-ти лет никто из представителей Воронцовых-Дашковых, к которым усадьба перешла по наследству, не жил. Как и другое их имение – Троицкое в Калужской губернии, оно приходило в упадок.

Необходимость в обустройстве своего подмосковного имения, по-видимому, была связана с несколькими причинами. Внучатый племянник М.М.Измайлова - Иван Илларионович, был очень близок ко двору, являлся не только близким другом императора Николая I, но и владел домом, непосредственно примыкающим к корпусу Эрмитажного театра на дворцовой набережной в Санкт-Петербурге. Их художественные вкусы также отличались сходством, чему примером может служить его любовь к творчеству выдающегося датского скульптора Бертеля Торвальдсена[12].

Существует представление о том, что реконструкция усадьбы началась после неудавшейся покупки Ириной Воронцовой или Иваном Илларионовичем только что построенного для лишённой титула овдовевшей графини Самойловой (ур. Лита), что пришлось на 1846-й г. Однако, согласно воспоминаниям архитектора Симона, становится ясно, что работы по проектированию усадьбы начались в 1843-м году. Это было связано с созданием в Москве нового Большого Кремлёвского дворца, ансамбль которого был создан по проекту К.А. Тона в 1838-1851 гг.

Реконструкция дворца и парка, осуществлённая в 1843-1856-х гг. по проекту архитектора Бернхарда Симона, стала важнейшей работой архитектора в России. Зодчему пришлось существенно перестроить дворец, что видно по опубликованным в 2021 году некоторым из вариантов проекта[13]. Не меняя месторасположения здания, были внесены существенные изменения в композицию его плана и объёма. Со стороны парадного подъезда здание было существенно расширено, что было связано с созданием знаменитой винтообразной парадной лестницы. Со стороны западного и восточного фасада были возведены часовая башня с комнатой для астрономических наблюдений и павильон зимнего сада, отмечающие мужскую и женскую половину графского дома.

620b533aa553e.jpg

Фото: Сергей Гвоздев


Южный фасад дома, обращённый к долине реки Пехорки и Москвы-реки, украсил портик с женскими фигурами-кариатидами. Мотив аркады, который стал ведущим в решении всего художественного облика дворца, наряду с другими элементами художественной отделки отвечает правилам немецкого стиля неоренессанс, вошедшего в моду в 1840-е под влиянием теснейших русско-прусских династических связей.

620b538f81b01.jpg

Фото: Андрей Носик


Архитектор Бернхард Симон построил и существенно реконструировал все сооружения усадьбы, включая парк. По его проекту был перестроен несохранившийся большой гостевой дом, который, как и оранжереи, был выдержан в мавританском стиле. Стилистическое разнообразие возведённых Симоном построек – конного двора в технике фахверк или фермы в «русском» стиле, было подчинено единой цветовой гамме или ролью в ансамбле каждого из сооружений. Это проявилось в бережном отношении к сохранённым в близком к первоначальному облику сооружениях – павильоне Эрмитаж и ротонде (беседке трёх философов). Они, как все другие сооружения, были отражены в альбоме чертежей 1851 года, хранящимся в ГНИМА им. А.В.Щусева. По плану усадьбы, помещённому в него, становится ясна и принадлежность Симону авторства всей существующей планировки села Быково, а также единственного из сохранившихся корпусов земской больницы.

Согласно картине Хагена из Раменского художественного музея, Б. Симон до своего отъезда из России в 1853 году успел осуществить все постройки усадьбы за исключением фасадов оранжерей, переоформленных до 1856 года. Одновременно с ними были завершены работы в парке, о чём свидетельствует письмо младшего брата архитектора и управляющего усадьбой Андрея Симона, представившего Иллариону Ивановичу Воронцову-Дашкову отчёт о вывозе пней из перестроенного парка[14].

6224d871af897.jpeg


Смерть И.И. в 1854 году фактически стала рубежом для истории усадьбы. Молодой Иван Илларионович, по-видимому, бывал здесь не часто. Это отражает опись материалов его архива в РГИА, в которых село Быково и усадьба Марьино практически не фигурирует. Основание конного завода в Новотомниково в 1859 году требовало больших финансовых усилий и внимания[15].

В 1874 году Быково продаётся вместе с находящимся в нём имуществом представителю старинного дворянского рода Николаю Ильину. Это объясняется как давним знакомством Ильиных и Воронцовых-Дашковых, так и вкусами самого нового владельца, известного в качестве одного из ведущих лиц при сооружении Большого Кремлёвского дворца.

620b53ed3545f.jpeg

Н.Ив. и Н.Вл. Ильины на террасе Дворца. Фонд М.А.Ильина в ОР РГБ


Облик Быкова, которое с этого времени именуется аналогично селу, изменяется минимально и ограничивается введением двух сооружений. Наиболее известным из них стала новая колокольня при храме, возведённая по проекту архитектора С.И. Гущина.

620b5414e91de.jpg

Колокольня


Другие изменения коснулись усадебного комплекса. Вместо парадного въезда с готическими пропилеями был возведён новый деревянный дом, именуемый Ильиными «дачей»[16]. Также в усадьбе появилось несколько малозначительных зданий, некоторые из которых и поныне существуют: электростанция у пруда, деревянные дома возле кухонного флигеля.

После смерти Н.И. Ильина усадьба перешла во владение его вдовы (в 1907 г). С этого времени большое значение в истории усадьбы занял его сын - Андрей Николаевич, широко известный как предводитель Бронницкого уезда. Он также был и историком, чьё наследие ещё ждёт своей полноценной научной публикации. В числе его сохранившихся рукописей особое место занимает текст «Заметки о Быкове», записанный им со слов крестьянина Чурилкина и являющийся единственным полноценным свидетельством об облике усадьбы первой половины XIX вв.

Как историку, которому не безразлично искусство, метод повествования А.Н.Ильина хорошо прослеживается в научном наследии его сына – Михаила Андреевича Ильина. Последний в отношении творческого наследия Баженова известен рядом научных статей, но более всего, публикацией известных нам чертежей фасадов и планов усадьбы Царицыно.

На рубеже веков усадьба стала больше восприниматься в качестве исторического памятника. Остававшийся без изменений главный дом с его обстановкой стал своего рода музеем-памятником, который иногда посещался организованными группами тогдашних туристов – учащимися, представителями различных военных учреждений и чинов. Об этом свидетельствуют сохранившиеся фотографии 1916 года М. Базыкина из собрания Сергея и Татьяны Подстаницкой.

Национализация усадьбы в 1918 году нанесла Быкову существенный урон. Многие произведения искусства, которые составляли как копии с известных произведений живописи, так и оригинальные работы, не все попали в образованный Бронницкий музей. В числе вывезенных из Быково предметов оказалась известная упомянутая выше картина Хагена 1852 года, которая ныне находится в собрании Раменского историко-художественного музея. Меблировка главного дома, предположительно мастерской Гамбса, ковры и портреты членов семьи Воронцовых канули в лету. Чудом сохранился альбом с чертежами Бернхарда Симона, которому было суждено через руки антикваров попасть в собрание Музея Всесоюзной Академии архитектуры (ныне ГНИМА им. А.В.Щусева).

Быкову довелось разделить непростую судьбу многих аристократических особняков, отданных под различные социально-исправительные учреждения. Сразу после национализации усадьбы, с 1920-х, в ней расположилась детская колония. Позже здесь была размещена школа подрывников и диверсантов.

620b5462af82e.jpg

Общая фотография офицеров и бойцов спецшколы подрывников УНКВД. Источник: https://pastvu.com/p/325658


Затем, в послевоенное время, дворец вместе с парком и всеми относящимися к нему зданиями был передан в ведение 4-го Управления Минздрава СССР под туберкулёзный санаторий.

Период 1920-1930-х гг. охарактеризован для усадьбы существенными утратами. Постепенно начинается разбор больших и малых оранжерей. Сгорает и затем разбирается павильон Эрмитаж.

620b54953f2d1.jpg

Руины павильона Эрмитаж. Собрание ГНИМА им. А.В.Щусева


Демонтируются конный двор, «дача» Ильиных, малые формы в парке, интерьеры второго этажа самого дворца и отдельные элементы внутреннего убранства его первого этажа.

На протяжении 1930-х - 1950-х гг. заново формируется главный партер к западу от главного дома. На месте, где был когда-то регулярный сад с малым гротом при М.М.Измайлове и английский луг, разбитый архитектором Б.Симоном в 1840-е, на рубеже 1920-1930-х была организована площадь-плац с тремя деревянными корпусами с чертами пролетарской дорики.

К концу 1930-х ситуация полностью изменилась. Сходящиеся к дворцу две боковые аллеи сохраняли месторасположение, заданное им ещё Баженовым. Таким образом, вновь созданная регулярная структура сада с повышенной центральной частью фактически воспроизводила структуру сада второй половины XVIII столетия. В соответствии с правилами садово-паркового искусства, его обсадка состояла из стриженного кустарника, а по центру была организована клумба, на которой в середине 1950-х гг. был установлен вазон на массивном постаменте.

Санаторий в Быкове с 1940-х и до 1960-х, вероятно, специализировался на различных формах туберкулёза. Но с 1966 года санаторий носил исключительно реабилитационный характер по отношению к больным с закрытой формой туберкулёза кости. В усадебном дворце располагались библиотека и зал лечебной физкультуры, а также профилактические кабинеты, включая медицинский архив учреждения. Для больных, в основном, были предназначены помещения вне дворца.

620b54bd7c587.jpg

Корпуса спецсанатория в Быково. Источник: https://pastvu.com/p/813667


В 1960 году Совет Министров РСФСР постановил присвоить усадебному комплексу статус памятника республиканского значения. С середины 1960-х годов в усадьбе начались реставрационные работы под руководством треста «Мособлстройреставрация», проектно-исследовательские работы в котором велись реставраторами В.И. Курловым, Л.Г. Поляковой и Т.С. Куракиной. Историко-документальные исследования проводили В.И. Курлов и историк Л.Р. Вайнтрауб вплоть до середины 1980-х гг. К сожалению, из всех осуществлённых работ были воплощены только мероприятия по капитальному ремонту дворца с элементами реставрации его интерьеров и внешнего декора фасадов, была отремонтирована крыша.

620b54df5f358.jpg

Реставрация Дворца, 1983 г. Фото: Чеховский В.Ф.


В 1990-е задача по восстановлению усадьбы в первоначальных границах была прервана. Также и не был расселён ветхий жилой фонд на территории усадьбы, в том числе и в перестроенных сохранившихся корпусах оранжерей. При этом центральный павильонный зал оранжерейного корпуса при невыясненных обстоятельствах был самовольно разобран неустановленными лицами.

Несмотря на последовавшую физическую, но не юридическую, ликвидацию санатория к середине 2010-х гг. интерес к усадьбе не угас и даже существенно возрос. Этому способствовала инициатива аспиранта РГСУ Марии Мариной по привлечению внимания к усадьбе. В 2015 году был создан «Проект возрождения усадьбы Быково», как концепция впервые представившая пути решения по развитию усадьбы. На тот момент физически уже не существовал туберкулёзный диспанцер, что позволило начать работы по натурному обследованию памятника. Выдающийся вклад на этом начальном этапе нового процесса изучения усадьбы внёс В.А. Разумов, осуществив впервые первую полную фотосъёмку интерьеров дворца. Одновременно Б.Н. Бочарников выдвинул предположение об ошибочности предположения о сносе старого дворца в XVIII веке. Эта гипотеза подтвердилась впоследствии в феврале 2017 года при повторном изучении здания, позволившего выявить следы его реконструкции XIX века. Результаты первичных исследований и концепции возможного возрождения усадьбы впервые были представлены на круглом столе в формате конференции «Проблемы восстановления усадьбы Быково» 25 января 2016 года, организованной на площадке «Архитектурный коворкинг» при поддержке архитектора Павла Сонина в Союзе Архитекторов России. Нельзя не отметить большой поддержки и роли профессора МАрхИ И.Е. Путятина, а также поддержки таких организаций как ВООПИК и ОИРУ.

2016-й год также был ознаменован проведением первых субботников в усадебном парке с 10 сентября, обозначивших сложение волонтёрского движения в усадьбе под руководством М. Мариной, А. Разумеевой и В. Буниной. 12 ноября состоялось учредительное собрание Быковского отделения ВООПиК.

В 2017 году волонтёрское движение начало возрождение центрального партера с возобновлением декоративного озеленения в подлинных вазонах 1950-х гг. под руководством В. Буниной.

620b551007fbb.jpg

Фото: Ольга Абрамова


Большое значение имел концерт на южной террасе дворца, в котором приняли участие И.Е. Путятин и В.Г. Бунина. Также волонтёрское движение представило экспозицию об усадьбе в рамках фестиваля на Трёхгорной мануфактуре. В юбилейный год Василия Баженова вышла коллективная монография «Архитектор Баженов в Жуковском», в которой впервые была опубликована рукопись А.Н. Ильина «Заметки о Быкове» в расшифровке Б.Н. Бочарникова.

620b552e587eb.jpg

Концерт на террасе Дворца


Год от года силами волонтёров раскрывается исторический пейзаж парка, представляющий собой уникальный памятник садово-паркового искусства, органично сочетающий структуру и элементы, созданные при М.М.Измайлове, Воронцовых-Дашковых и талантливыми садовниками в 1940-е гг.

620b5557c8b5e.jpg


Большое значение имеет и историко-исследовательская деятельность, итогом которой стало обнародование ранее неизвестных материалов об усадьбе Быково из швейцарского архива потомков архитектора Бернхарда Симона в 2021 году. Это событие, при поддержке АУИПИК, позволило впервые дать полноценный доступ на посещение дворца-памятника не только волонтёрам, но и всем интересующимся историей гражданам.

Многое ещё впереди, но взаимодействие волонтёров с общественными и государственными организациями служит залогом к дальнейшему возрождению усадьбы, в поиске и претворении задачи возрождения усадьбы, какой она была в периоды своего расцвета, чтобы открыть новую главу в истории этого выдающегося памятника.




[1] Никонов Н.Н., Толмачёва И.А. Владимирская церковь в Быкове. Том 1/ М., 2018. С.18

[2] Там же, С.21

[3] Там же, С.11

[4] Чижков А.Б. Тульские усадьбы/ Тула, 2011., С.110

[5] Горбатено С.Б. Петергофская дорога/СПб., 2001. С.76

[6] Михайлов А.И. Баженов/ М., 1951. С.49; Герчук Ю.Я. Василий Иванович Баженов. Письма, пояснения к проектам, свидетельства современников, биографические документы/ М., 2007. С.61

[7] РГИА ф.1387, оп.1, д.6483, л.185 об., 202 об., 206., 208, 318.

[8] Антонов В.В. Живописцы-декораторы Скотти в России// Русское искусство второй половины XVIII – первой половиныи XIX в. М., 1979 г. С.93

[9] Бахтина И.К. Водный бассейн р. Пехорки в XV - XIX вв. истаринные «подмосковные» / Русская усадьба Вып. №5/21. М., 199, С.244-245

[10] Щукина Е.П. Подмосковные усадебные сады и парки конца XVIII века[кандидатская диссертация, защищённая в 1952 г.]/ М. 2007, С.112

[11] Ильин А.Н. Заметки о Быкове/ Собрание архива ГНИМА им. А.В.Щусева. Л.2

[12] Карчёва Е. Произведения Бертеля Торвальдсена в Петербурге// Античный миф в творчестве Бертеля Торвальдсена. СПб. 2021., С. 34-35

[13] Подробнее об архитекторе и о его работе в Быкове см.: Бочарников Б.Н. Архитектор Бернхард Симон и усадьба Быково в свете зарубежных источников/Русская усадьба. Выпуск 27 (43); СПб. 2021., С.65-81

[14] РГИА Ф. 919 Оп. 2 Д. 1414

[15] Нащокина М.В. Новотомниково. Архитектурный ансамбль усадьбы // Русские провинциальные усадьбы XVIII-начала ХХ века. Воронеж, 2001 г. С. 425

[16] Ильин А.Н. Заметки о Быкове/ Собрание архива ГНИМА им. А.В.Щусева, Л.3